Категории раздела

Статьи о храмах. [18]
Биография священника. [6]
Разное. [29]
История Екатеринбургской епархии. [11]
Храмы Алапаевского района. [1]
Храмы Артемовского района. [2]
Храмы Артинского района. [0]
Храмы Ачитского района. [0]
Храмы Байкаловского района. [2]
Храмы Белоярского района. [0]
Храмы Богдановичского района. [0]
Храмы Верхнесалдинского района. [0]
Храмы Верхотурского района. [0]
Храмы Гаринского района. [0]
Храмы Ирбитского района. [1]
Храмы Каменского района. [2]
Храмы Красноуфимского района. [0]
Храмы Невьянского района. [0]
Храмы Нижнесергинского района. [0]
Храмы Новолялинского района. [0]
Храмы Полевского района. [1]
Храмы Пригородного района. [0]
Храмы Пышминского района. [0]
Храмы Режевского района. [1]
Храмы Серовского района. [0]
Храмы Слободо-Туринского района. [0]
Храмы Сухоложского района. [0]
Храмы Сысертского района. [10]
Храмы города Сысерть. [2]
Храмы Таборинского района. [0]
Храмы Тавдинского района. [0]
Храмы Талицкого района. [0]
Храмы Тугулымского района. [0]
Храмы Туринского района. [0]
Храмы Шалинского района. [0]
Статьи из СМИ. [0]
Храмы Челябинской епархии. [1]

Мини-чат

Партнеры сайта.

  • сайт села Щелкун
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Форма входа





    Среда, 19.09.2018, 01:20
    Приветствую Вас Гость | RSS
    История храмов Екатеринбургской епархии.
    Главная | Регистрация | Вход
    Каталог статей


    Главная » Статьи » Разное.

    Колчеданское восстание.

    Действие этого вымышленного события происходило в Екатеринбурге, Каменске и селе Колчедан. В 1918-21 годах в Челябинске, Миассе, Екатеринбурге были отстойники для захваченных в плен белых офицеров, так называемые принудлагеря. В эти и подобные им принудлагеря ссылали пленных офицеров со всей России. При нехватке интеллектуальных кадров в только что зародившейся Советской республике, офицеры, многие из которых были с высшим и средним образованием, были использованы на интеллектуальных работах: в бухгалтерии, на некоторых руководящих должностях, при составлении отчётов и статистике и т.п., а также в качестве преподавателей. В Екатеринбурге были созданы курсы по артиллерийской, кавалерийской, пехотной и спортивной подготовке военных для красной армии, преподавателями на которых были по преимуществу бывшие белые офицеры. В селе Колчедан были созданы Спортивные подготовительные курсы. Условия жизни для них, даже для тех, кто по разрешению проживал на квартирах в городах и сёлах, были трудно выносимые, полагаю, что самым главным было отсутствие достаточного количества продовольствия, а также отсутствие вестей от родных и сам факт заключения. Генерал Перхуров, фигурирующий в данном деле, ссылался на отменённую амнистию для офицеров, с отменой которой рухнула надежда многих из них стать полноценными гражданами, избавиться от страха вновь быть схваченными и отправленными куда-либо по произволу властей. Бывшие офицеры были под присмотром и многие из них мечтали бежать в более благоприятные места. Примером может служить описываемый в деле побег, когда часть офицеров, в том числе занимающие административные должности бежали из-под стражи, не все удачно, но на страницах дела записаны фамилии бежавших. В описываемый период вспыхнули крестьянские восстания в Ялуторовском уезде и ещё не ясно было, чем они закончатся. Хотя тот же самых генерал Перхуров говорил, что после подавления восстаний 1918 года, в частности Ярославского и Ижевского, а также разгрома крупных сил белых генералов, надежды на то, что восстания изменят существующий режим – нет.

    Если судить по заключению дела, то всё началось с донесений агентов, прослушивавших беседы офицеров в декабре 1920 года, в частности упоминалось об интернированных войсках Бахича и Анненкова, которые находятся близ китайской границы. В январе 1921 года агентами донесено же о подготовке к побегу среди бывших офицеров, причём упоминается белогвардейский офицер Роше, в 1918 году открывший Семиреченский фронт и выступивший в Семипалатинске против Советских войск. Офицеры в феврале обсуждали восстания в Тобольской и Тюменской губерниях.

    2 февраля 1921 года от Комиссара Окружных курсов Спорта Приурво Назарова Павла Председателю Каменского Полит-Бюро поступило заявление на руководство Спорткурсов, что они не берут на преподавательские должности коммунистов, а берут бывших офицеров, людей неблагонадёжных.

    17 февраля 1921 года в органы поступило заявление членов Колчеданского сельсовета Гуляева Василия Назаровича и Бабкина Михаила Федоровича военкому Спорт.курсов. О наглом поведении гражданина с. Колчедан Бабкина Семена Григорьевича, занимающего должность гарнизонного коменданта. О бытии его в Колчаковской армии и участия в аресте и расстреле коммунистов.

    24 февраля 1921 года – сообщение, набросанное на листочке бумаги и никак неоформленное, о спрятанном оружии (пулеметы, ленты пулеметные) под стеной одного из домов, бывшей лавке по улице Успенской, напротив Агафуровских дач. Арест Козьминых – бывшего приказчика Бакакиных и Бакакина – в связи с поиском оружия, спрятанного в магазине.

    3 марта 1921 года – отчет о аресте зав.клубом и коменданта Колчедана Бабкина и аресте священника Коровина. 9 марта 1921 года – отчёт о временном аресте военкома Назарова (30 суток) за незаконную выдачу разрешений для передвижений по Екатеринбургской губернии священнику с. Колчедана Коровину.

    26 апреля 1921 года – донесение от агента «православного» о несправедливости распределения помещений Колчеданского монастыря, в котором помещается с/х артель «Возрождение» а также Спорт.курсы, между коммунистами и монашками. О заимке Ачакуль с подозрительными лицами и сношениях их с монашками и начальником Спорткурсов Плюмэ.

    29 апреля – 9 мая 1921 года – отчёт от Каменского Полит-Бюро, уполномоченного С. Гусева, о контрреволюционной организации в Колчедане. О дате восстания - 25 мая. «По имеющимся ..кам от секретных осведомителей видно, что на этих курсах сгруппировалось бывшее офицерство в виде спецов преподавателей а также и часть курсантов из сынков кулачья и организовали контр-революционный заговор с целью захватив имеющееся при курсах оружие и пулеметы и поднять восстание». В заговоре, по их мнению, принимают участие следующие лица: 1) Плуме, который между прочим находится в настоящее время в Питере в отпуске и должен будет вернуться .. с/г. 2) Науров 3) Кубитович (зав.хоз) 4) Карпович (доктор) 5) Блинов 6) Голованенко (бывший полковник) 7) Елисеев 8) Русинов 9) Хитров (адъютант) 10) Градов 11) Бондаренко (комендант зданий) 12) Воеводин 13) Богаевский (бывший полковник).

    К маю месяцу от агентов, следившим за офицером Роше опять поступила информация о его словах, что контрреволюционная работа продолжается, но надо быть осторожными, т. к. по мнению Роше, к ним на курсы прошёл сотрудник Чека, за которым Роше строго следит вместе с заведующим учебной частью Арткурсов, Щербаковым, своим единомышленником.

    18 мая 1921 года был арестован генерал Перхуров, проживающий в своей квартире в Екатеринбурге, взят он был во время срочной бумажной работы от начальства и допрошен по делу о контрреволюционном восстании. 19 мая был 2-й допрос генерала.

    21 мая 1921 года - арестован Савинский - в пути побега со службы, Лесняк – завхоз арткурсов в Н.-Тихвинском монастыре.

    22 мая 1921 года, в ночь на 23 мая – большинство арестов, Клярович, Шаблакова - монашка, Бестужев – художник-декоратор 20 Кавкурсов, Корехов – комендант 13 Арткурсов, Замула Александр – бывший подпоручик, Алексеев – пехотные курсы, священник с. Колчедан Кузнецов, Киселева – монашка, Курицына – игуменья, Черноскутова - монашка, и другие.

    23 мая 1921 года – арестованы: Балин Степан Феодоров – председатель Балинского сельсовета - осведомитель, псаломщик с. Балинского Старцев. 24 мая 1921 года – арестованы – Тетерин из с. Петропавловского Каменского у. 25 мая 1921 года – арестованы: Гуторов (архимандрит Далматовского монастыря Досифей), Ялухин (игумен Далматовского монастыря Онуфрий).

    2 июня 1921 года – допрос Перхурова о Ярославском восстании.

    18 июня – арестован Булыгин из Н.-Туринского завода. 23 июня 1921 года – арест Березина, зав складом.

    21 июля 1921 года – Заключение, завершение дела.

    Арестованы в Колчедане: Волков – учитель, Бондаренко, Клярович, Шаблакова, Сидоренко, Плумэ, Хитров, Науров, Прокофьев-Глазков, Виноградов, Архангельский, Русинов, Мясников, свящ. Кузнецов, Карпович – доктор, Киселева, Курицына, Черноскутова.

    В Екатеринбурге: ген. Перхуров, Березин – завсклада, Козьминых, Бакакин, Лесняк, Бестужев, Корехов, Ленец, Меринов, Алексеев, Щекин, Фалеев, Рязанов, Волосников, Вазин, Скрынеев, Арьев, Юргенс, Суворов, Кашлаков, Сезанов – телеграфист, Сазонов.

    В Балинском селе: Вольхин, Председатель Балин, Балин – певчий, Золотавин –учитель, псаломщик Старцев, Балин Григорий, Прокопьев, Балин Иван, Балин Яков.

    Кочердыкская сл., Куртамышского уезда: Савинский – побег.

    В.-Туринский завод: Булыгин.

    Н.-Туринск исправдом: Янцев.

    Д. Бурнина Колч.вол.: Казанцев.

    Ачакуль: Медведчиков.

    С. Петропавловское Каменского у.: Тетерин, Чегодаев.

    Шутиха Петропавловской волости: Таланов, Якушев.

    Д. Павлунина, Петропавл.вол., Каменск.у.: Ермолаев.

    Далматовский монастырь: Гуторов – архимандрит Досифей, Ялухин – игумен Онуфрий.

    Д. Комарова Петропавл.вол.: Трапезников, Грехов.

    С. Большой Касаргуль: Сукин, Лопатин.

    С. Далматово: Эйсымонт – врач.

    Березовский з.: Черноков – свидетель.


    Проследив хронологию и зная течение дела можно прокомментировать произошедшее. Восстания, видимо, были часты при начале советской власти и не только в 1918 году, но и в 1921-м. Естественно, ОГПУ, зная, что среди белых офицеров бывший руководитель восстания, следило за ним, опасаясь местного восстания. Никак не связанное с делом сообщение о спрятанном оружии в лавке напротив Агафуровских дач ничем не подтвердилось, не было найдено ни одной единицы оружия, однако арестовано и осуждено два человека. 2 февраля 1921 года военком Назаров пожаловался в Каменское ПолитБюро на то, что на преподавательские должности Колчеданских Спорткурсов берут не коммунистов, а бывших белых офицеров, людей политически неблагонадёжных. Это заявление Назарова, по моему мнению, и послужило поводом для засылки агентов в Колчедан. Донесение агента «православного» о подозрительных лицах близ Колчедана не подтвердилось, был арестован один человек, некто Медведчиков, однако его имя не встречается больше ни в обвинительном заключении, ни на страницах дела, кроме анкеты арестованного (во всяком случае, нигде среди просмотренного автором материала). Из допроса же арестованной монашки Шаблаковой никак нельзя было вывести, что она являлась активной участницей восстания и связной. В отчёте Каменского ПолитБюро были перечислены 13 человек, предположительно подготавливающие восстание 25 мая - упомянутые офицеры Колчеданских курсов были арестованы и частью расстреляны, а частью посажены, начальник же курсов латыш Плюме был полностью оправдан. Генерал Перхуров, которому было приписано возглавление несостоявшегося восстания, оказался ключевой фигурой всего дела, т.к. через месяц выяснилось, что он был одним из руководителей Ярославского восстания 1918 года, за что его впоследствии и расстреляли, не упоминая об участии в подготовке Колчеданского восстания. Арестованные подвергались пыткам, что видно из того, что в некоторых допросах один под другим записаны различные ответы на один и тот же вопрос, иногда за ночь всего несколько вопросов. Никаких вооруженных людей с винтовками ни в Колчедане, ни близ Колчедана не нашли. И вообще в деле фигурировал только один револьвер системы «смит-и-вессон», больше ни о каком оружии, кроме учебного не упоминалось.

    Ниже приводится обвинительное заключение по делу, полностью переписанное автором из дела, по нему видна точка зрения обвинителей, ещё ниже приведены персоналии, в которых данные по конкретным людям, данные эти взяты из обвинительного заключения, анкет арестованных и протоколов допросов. Отдельно приведены духовные. К сожалению, за неимением времени многие, не перечисленные в обвинительном заключении люди, не приведены, к примеру комендант Бабкин. В деле имеется справка, что дела расстрелянных офицеров были частью уничтожены по акту 1926 году, а частью отправлены в ОЦР москва. Осуждённые по этому делу были реабилитированы по закону от 18 октября 1991 года – нет состава преступления.

    Прошу помнить, что данные взяты из следственного дела и никаких других источников, кроме данных о смерти генерала Перхурова автором не использовались, в фиктивных же следственных делах могут быть лживые данные об отдельных людях.


    Из заключительного обвинения.


    Июля 29 дня 1921 года Уполномоченный Особого Отдела округа при Губчека Пулькин совместно с начальником отдела Киселевым и Начальником Секретного отделения Секретно-Оперативной части Популовским рассмотрев дело за №4692 о контр-революционной организации, готовящейся к восстанию для свержения Советской Власти, во главе бывших белых офицеров, находящихся на Военно-спортивных курсах в с. Колчедан и 2-е на 20 Кавкурсах, 13 арткурсах и 35 пехотных курсах в г. Екатеринбурге, Нашли: 1) Агентурным наблюдением за бывшим офицерством в декабре месяце 1920 года замечено, что они недовольны существующей властью и порядками и тяготятся жизнью в Советской Республике. Некто из них Алексей Васильевич Авдеев ожидая поступления на курсы, посещал сотрудника курсов Семена Огаркова и рассказывал, что он состоят в отряде Анненкова и когда под натиском Советских войск в Семипалатинской области им пришлось переходить Китайскую границу правее г. Чебачук, через ущелье Тарбагатайского хребта, то Анненков укрепился и постановил орудия юго-западнее деревни Сельке, отослал самых лучших людей, сделал у повозок двойные дна и спрятал туда пулеметы и винтовки, а два тяжелых шестидюймовых орудия зарыл в землю в 2-2,5 верстах западнее дер. Сельке, где самая высокая вершина Тароагатайского хребта около Джуготарских ворот. Остальное орудие и негодное оружие сдал Китайским властям и сам с 1000 человек поселился верстах в 50-60 от Русской границы. Левее их перешел Китайскую границу с 1200 человек генерал Бахич, где и остался неподалёку. Авдеев оттуда с двумя офицерами и 7-ю казаками сдался Красным войскам и, попавши в Екатеринбург, сговаривал Огаркова и других сбежать к Анненкову и Бахичу, предварительно собрав сведения о контр-революционных организациях, их главарях, о боевых и запасных частях Красной армии, пехотных, кавалерийских и артиллерийских, дабы эти сведения при приезде сообщить генералу Анненкову или Бахичу. Огарков со своей стороны рассказывал, что во время пребывания его в Москве в концлагере его знакомый служащий в Штабе Московского Военного округа (фамилию не указал) предлагал Огаркову поехать в Семипалатинскую область и сформировать там мусульманско-киргизский полк антисоветского характера, для каковой целя давал ему 100.000 рублей Романовскими деньгами. … (непонятно) подготовке к побегу в начале января месяца начинает принимать участие белогвардейский офицер Роше, выступивший в 1918 году в г. Семипалатинске против Советских войск и первый открывший Семиреченский фронт. Но вскоре после этих разговоров они меняют образ своих действий и разделяясь в мнениях, предлагают: Авдеев бежать в Семипалатинскую или Семиреченскую область и живя нелегальным путем начать контр-революционную организацию среди казаков надеясь на поддержку киргизов, Роше предлагает обождать до весны и при благоприятных условиях и поддержке масс создать здесь сразу сильную контр-революционную организацию, а Огарков агитирует за немедленного создание организации антисоветского характера, начав вербовку среди курсантов, дабы курсанты по окончании, разъезжая по разным местам, продолжили дальнейшую вербовку членов в контр-революционную организацию, причём указывает, что уже известно, что существуют крупные контр-революционные организации в Москве, Омске и Иркутске, имеющие между собой связь, с которыми и их организация должна связаться и по организации собственного штаба, таковая должна найти отклик как среди бывших офицеров, так и среди солдат, гражданского населения и гражданских учреждений, где должны быть завербованы, … дипломатических и административных целей. Дальше продолжая свою работу Огарков, использует командировку бывшего офицера Тимофеева служащего с Губземотделе, поручая ему в г. Омске отыскать его знакомых для восстановления связи и собрать от них нужные сведения. Затем, заводить связь с сотником ..гиным, бывшим курсантом, служащего в настоящее время в Управлении перм.жел.дорог в Административном отделе, который начинает часто посещать Огаркова, беседуя с ним на темы текущего момента, изъявляет желание войти членом в организацию и обещает найти единомышленников среди своих сослуживцев. Так прошло до первой половины февраля, когда начались восстания в Тобольской и Тюменской губерниях, на каковые события, поименованные выше, реагировали различно Огарков жалел, что они к этому моменту не подготовились и не могут оказать помощи повстанцам. Роше высказал и предположил, что события в Ялуторовском уезде — организованное восстание, организованное эсерами и меньшевиками, почему надежды на подавление такового мало, т. к. оно исходит с низов, и что нужно пока держаться выжидательной политики и, по его мнению, часть войск, ушедших на фронт, должна перейти на сторону повстанцев. Мальгин говорит, что если Ялуторовское восстание — организованное выступление, а не стихийная вспышка, то примет грандиозные размеры, почему нужно скорее организоваться, налаживать связи и присоединиться к повстанцам и что ему предлагали вступить в большую железно-дорожную рабочую антисоветскую организация, во Всероссийском масштабе, но он не посоветовавшись с остальными пока воздержался. К маю месяцу Роше заявляет, что контр-революционная работа продолжается, но надо быть осторожными, т. к. по его мнению, к ним на курсы прошёл сотрудник Чека, за которым Роше строго следит вместе с заведующим учебной частью Арткурсов, Щербаковым, своим единомышленником. В смысле организации Роше предпринимает следующее: имеет несколько вербовщиков из своего комсостава, и красноармейцев хозяйственной команды из числа кулаков Камышловского, Ирбитского и Шадринского уездов, которые под видом отыскания квартир для Арткурсов и приобретения фуража командируются в названные города и уезды, заводят связь с крестьянами и ведут агитацию за восстание, причем получают уверение, что только кончится посев — крестьяне возьмутся за оружие. На месте же в Екатеринбурге ведется наблюдение за настроением красноармейцев и курсантов и при малейшем удобном случае настраивают их против коммунистов и Советской Власти. Например в связи с разрешением 4% кратковременных отпусков красноармейцам и курсантам, Роше устроил так, что отпуска получили исключительно коммунисты, чем и возбудили ненависть против них. В контакте с ним работает и командир 136-го запасного пехотного полка бывший офицер Рюхов. Таким образом создав крупную реальную силу в лице Пехкурсов, Арткурсов и Кавкурсов, 36-го запасного пехотного полка и вновь формируемой Кавалерийской части, предполагается выступить и захватить Екатеринбург, а при неудаче отступить к ранее намеченным пунктам, и через посредство работающих в настоящее время вербовщиков, встретить поддержку крестьян.

    За это же время в группе офицеров собравшихся бежать к интернированным войскам Анненкова и Бахича (или Бакича) появляется бывший офицер Рахманов служащий в Оперативном Отделе Округа и делается руководителем группы, т. е. Благодаря своей службе имея возможность получить все сведения где и какие части Красной армии находятся, а также о повстанческих и дезертирских бандах. Параллельно с налаживанием, контр-революционной организации белогвардейских офицеров и побега группы их в Монголию, в с. Колчедане Каменского уезда на Военно-спортивных курсах, где также много находилось бывших офицеров, назревает и формируется новая контр-революционная организация, во главе с преподавательским составом курсов из бывших офицеров, опирающихся на реальную силу; находящийся в окрестностях отряд дезертиров, вооруженный винтовками и бомбами и на участников курсов и местное кулаческое население.

    Ближайшие цели организации определялись в следующем: ввиду слабой охраны складов оружия на курсах предположено было в период времени 22-25 мая овладеть оружием курсов и вооружившись и формировать отряды и двинуть часть на Катайск, Далматов и Шадринск, а другой отряд должен был взять г. Каменск, овладеть находящимися там оружием винтовками и пулеметами и двинуться на ст. Богданович и Камышлов. Эта организация, как и Екатеринбургская тоже изыскивала и отсылала надежных людей в окрестные волости и соседние уезды в связи с другими организациями антисоветкого характера.

    Главной побудительной причиной для создания контр-рев. организации послужило недовольство окружающего населения Советской властью, ввиду строгого недостатка продовольствия и даже частичного голода, а белогвардейские офицеры учитывая такое настроение масс и будучи в корне не согласны со структурой Светской Власти и Соц.строя, решили воспользоваться моментом и поставить решительную ставку. Агентурой Чека ещё в половине апреля месяца замечено, что находящиеся на спортивных курсах белогвардейские офицеры Голованенко, Кубитович и Богаевский решили сделать заговор против Советской Власти и тесно связались с окрестным и местным кулацким населением, сделать восстание.

    В начале мая месяца обнаружена связь с г. Екатеринбургом, проживающими в нем бывшими офицерами Леньковым, Кротковым, Шайтановым и Антоновым, и выяснено, что восстание предполагается сделать 25 мая, центром такового будет Колчедан. Поддерживая связь с Далматовым, Катайском, Бродокалмаком и др., к этому времени заговорщики надеялись на отряд вооруженных дезертиров, курсантов спорта и на местное население. Затем туда же должен был прибыть отряд казаков, вызванный Голованенко из Челябинской губернии, затем должны были прибыть около 300 человек рабочих из Екатеринбурга, работавших на железной дороге в разгрузочной секции, которых обещались привести частями офицеры из Екатеринбурга Буров, Николаев и Дохнов. Имея уже реальную силу заговорщики, не надеясь на свои стратегические способности, постановили пригласить для постановления плана действий и руководством повстанцами, находящегося в г. Екатеринбурге и находящегося в округе генерала Перхурова, руководителя Ярославского восстания в 1918 году, которому и отправляют для переговоров в разное время Голованенко и Казанцева. Генерал Перхуров тотчас дал своё согласие и обещался прибыть в Колчедан с 5-6 офицерами, в числе которых был и его родной брат. Но отъезд Перхурова не состоялся ввиду его ареста. Вскоре после этого были арестованы; а именно в ночь на 23 мая заговорщики в Колчедане и Екатеринбурге.


    Категория: Разное. | Добавил: Рина (17.05.2013)
    Просмотров: 1325 | Комментарии: 27 | Теги: колчеданское восстание | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 271 2 3 »
    27  
    Курицына Исидора Ивановна 55 лет, родилась в апреле 1866 года, грамотная, окончила ц.-п. школу 3 класса. Место приписки. с. Колчедан, Каменского у. Сестра Курицына Евтропия Ивановна 65 лет. Сельскохозяйственная Колчеданская трудовая артель. Арестована 22 мая 1921 года. Место жительства перед арестом: с. Колчедан при Сельско-Трудовой артели. Содержится при особом отделе ВЧК (здание епархиального училища). В контрреволюции себя виновной не признала.

    Полуяхтов Исаакий Канидиев, настоятель Далматовского монастыря, присутствовал при обыске монастыря, среди арестованных его нет.

    Старцев Михаил Сосипатров 39 лет, родился 1 октября 1881 года. 2 класса Пермской семинарии. Счетовод Балинской централовки, псаломщик церкви. Жил в с. Балинском, Каменского уезда, Екатеринбургской губерниии. С 25/7 - 1919 г. мобилизован в армию Колчака по 7 -0 -1920 г. - писарем. С 23/0 — 1920 г. по 30/3-1920 г. Красноярский отдельный караульный батальон — писарем. С 15/4-1920 г. с. Балинское Петропавловской вол. Каменского у. - счетовод и псаломщик. Жена Старцева Екатерина Ивановна 32 лет, домашнее хоз-во, с. Балинское; дочь Старцева Клавдия 16 лет — библиотекарем при Балинском Раб.-Крест. Клубе, с. Балинское; сын Старцев Александр 13 лет — учится в 1-й степ.школе отуп.; дочь Старцева Елена 3 лет; дочь Старцева Инна 1 года; тёща Коровина Афанасия Александровна 57 лет — паларичная. Арестован 23 мая 1921 года в с. Балинском в своей квартире.

    Черноскутова Августа Константиновна 50 лет, родилась в 1871 году, неграмотная, в сельскохозяйственной женской артели, жила в монастыре, арестована 22 мая 1921 года на своей квартире в с. Колчеданском. Содержится при особом отделе ВЧК. Монашка. Девица. Виновной в контрреволюции себя не признала.

    Шаблакова Евдокия Ефимовна (по анкете – Трофимовна, 44 лет) 47 лет, монашка Колчеданского монастыря, малограмотная, беспартийная, имущественное положение – пролетарское. Состоит членом Трудовой артели, чернорабочая. Активный участник Колчеданского заговора. Служила для связи с заговорщиками из местного населения и офицерами курсов. В семье мать Парасковья 77 лет. Арестована 22 мая 1921 года. Вину не признала. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. 7 июля 1921 года направлена в исправдом №1. 5-ти летний срок сокращен на 3 года 4 месяца. Освобождена из концлагеря досрочно за хорошее поведение 8 марта 1923 года. Шаблакова, как и другие осужденные по этому делу, реабилитирована по закону от 18 октября 1991 года – нет состава преступления.

    Ялухин Василий Родионов 76 лет - заштатный игумен Онуфрий, родился в январе 1845 года, из Березовского завода, мастеровой. Работал в монастыре клиросным. Арестован 25 мая 1921 года в Далматовском монастыре. «Гр. Ялухин будучи допрошен показал: В колчедане с 1920 г. я не бывал. Что там имелись курсы об этом я слыхал от богомольцев. 6/6-1921 г». «…деньги Сибирского правительства в сумме 15825 рублей принадлежащих игумену Лиухину Василию Родионовичу конфисковать».

    26  
    Духовные
    (по делу осуждена только одна Шаблакова).

    Архангельский Николай Иванович 1899 г.р., из с. Васильевского, Иваново-Вознесенской губернии, Шуйского уезда, Васильевской волости, окончил Владимирскую Духовную Семинарию, прошёл 4 класса. Отец Архангельский Ив. Петр 54 лет, народный учитель в с. Васильевском; сестры София и Алевтина 22 и 27 лет, народные учительницы в с. Васильевском; братья: Анатолий 26 лет, работает в Политбюро — Новохоперск, Александр 32 лет демобилизованый из с. Васильевского, Иван 20 лет — потель-работник Шуйской почтовой конторы, г. Шуя. Арестован в с. Колчедан, преподаватель по спорту.

    Гуторов Димитрий Петрович 75 лет - священнослужитель Далматовского мужского монастыря архимандрит Досифей. Родом из Курской губернии и уезда. Место приписки: г. Екатеринбург, Каменской волости, Далматовского села. Арестован 25 мая 1921 года после обыска церкви и кельи. Находится в особом отделе ВЧК. Из допроса: Я, Гуторов, священнослужащий Далматовского монастыря в звании архимандрита, мая 25-го дня находился при монастыре. Явились из Каменского Полит-Бюро, произвели обыск, но предосудительного не обнаружили, за исключением только лишь взяли ре.. где рапорта о смерти Игумена …. После производимого обыска я был арестован и направлен к Каменск. Далее кратко так: ни о чем не знаю кроме игуменьи Колчеданского монастыря, где бываю по ревизии.

    Киселева Евдокия Александровна, монашка. Родилась в августе 1889 г., из д. Оськиной Туринского уезда, Тобольской губернии. Секретарь Колчеданской сельскохозяйственной артели, чернорабочая. Жила в Колчеданском женском монастыре. Арестована 22 мая 1921 года на своей квартире в с. Колчедан, по обвинению в контрреволюции.

    Кузнецов Александр Алексеевич 38 лет, священник, родился в октябре 1882 г. Место приписки с. Колчедан, Екатеринбургской губернии. Учился в духовной семинарии, прошёл первый курс университета. Мать Анастасия Федоровна 63 лет, домашняя работа; жена Евгения Николаева 29 лет, домашняя работа; четыре сына и две дочери от 1,5 до 11 лет: Аркадий, Юлий, Игорь, Олег, Лидия, Нота, - живут в с. Колчедан. Служил по окончании курса в Камышловском духовном училище, затем в 1909 году поступил священником и до сего времени состоял на сей должности. Арестован 22 мая 1921 года в своей квартире в Колчедане. Заключен в Особый отдел ВЧК. Виновным в контрреволюции себя не признал. Показал по существу: Я, как священник с. Колчедан, отчасти знаком с доктором Карповичем, приглашал его к себе в квартиру для посещения больной матери. Ни о какой контрреволюционной организации ничего не знаю и не занимался. От 23/2-1921 года дополнение к протоколу. Поступило заявление от общего собрания в числе 100 человек под председательством Яковлева Григория и секретаря Яковлева Михаила. Мы, нижеподписавшиеся настоящим свидетельствуем, что наставник Колчеданской религиозной общины священник Кузнецов Александр никогда в проповеди против советской власти не выступал, политическими вопросами не занимался. При отступлении Колчаковской банды не уезжал. За время службы в общине никаких разговоров против советской власти мы от него не слыхали, а потому ходатайствуем об его возвращении к нам.

    25  
    Назимитдинов Хусаин Юндашевич 30 лет, пещеряк Аргаяшского кантона, образование – сельско-хозяйственное училище, агроном, беспартийный, Заведующий Усть-Багарякским агрономическим участком, обвиняется как служащий для связи с Аргаяшским кантоном, куда в случае неудачи думали сбежать главари заговора, но следствием и его показанием вышесказанное не подтверждается. Принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Николаев Ардалион Иванович 31 года, сотник Донской армии, из казаков Донской области, беспартийный, образование среднее, имущественное положение – заработок. Служил заведующим погрузкой и разгрузкой Губтрамота. Будучи завербован в организацию Буровым и Богаевским обещался уговорить знакомого ему офицера Дахнова, который имел в своем распоряжении до 300 рабочих, что и подтвердил своим показанием. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Платонов Иван Васильевич 26 лет, бывший Штабс-Капитан, уроженец Харьковской губернии, беспартийный, образование среднее, средства к жизни – служба. Служил секретарём Наробраза. Певчий. В планы заговорщиков полностью посвящён не был, но по его словам первые нащупывали под ним почву. Платонов и, видимо, Богаевский хотели бежать в Башкирию в случае неудачи. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Плюме Роберт Иванович 24 лет, латыш из г. Риги, образование – среднее, спортсмен, беспартийный. Начальник Спорткурсов в с. Колчедане. По словам монашки Шеблаковой состоял в организации и ездил в Петроград для связи и получения инструкции от Центральной контрреволюционной организации. Означенное обвинение Плюме категорически отрицает. Плюме был добровольцем в 1918 году в Красной армии и кроме некоторых разногласий с военкомами на Спорткурсах за ним ничего не обнаружено. В ввиду беспорочной 2-х летней службы в красной армии и отсутствия обвинительного материала, принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Прокопьев-Глазков Иван Петрович 55 лет, 1865 г.р., полковник старой армии, из крестьян станицы Троицкой Терской области; образование – казённое юнкерское училище, беспартийный, профессия – военная служба, кавалерист. После революции сменил фамилию. Служил преподавателем на Спортивных курсах Приурво. Арестован в монастыре села Колчедан. Общения с главарями заговора не имел, но слышал от начальника курсов Дубовкина, что на курсах что-то не спокойно, а о существовании организации не знал. Принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Черницкий Михаил Константинович 38 лет, ротмистр белой армии, родом из Полтавской губернии, беспартийный, образование среднее, имущественное положение – заработок, служащий Губтрамота. Знал об организации Бурова и Николаева, хотя в показании своём это отрицает. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. Некий Черницкий Михаил Иванович — умер в лагере 7/9 -1921 года.

    Шайтанов Василий А-вич 29 лет, сотник из казаков Омской губернии, образование – Городское училище и педагогические курсы, народный учитель, беспартийный. Служил инструктором 2-го отдела Губнаробраза. Был посвящён в планы заговорщиков, как Екатеринбургских через Малыгина и Огаркова, так и Колчеданских через Голованенко, последние питали надежду связаться через Шайтанова с эсеровской организацией. Шайтанов отрицая своё участие в заговоре и подтверждая что планы заговорщиков частично были ему известны, указывает, что ни с организацией эсеров и не персонально с кем-либо из партии эсеров знаком не был, а знал о существовании эсеровской организации от знакомого ему Домогалова и его сожителя по квартире, которых и считал эсерами. Знал ещё эсера Полякова, к которому и направил вместе с Малыгиным – Голованенко. Возможно, приговорен на 5 лет, т.к. фамилию и имя в приговоре до конца не прочитать.

    24  
    Ковалев Петр Филиппович 26 лет, 1894 г.р., поручик старой армии из граждан Катынской волости, д. Слобода, Смоленской губернии, образование среднетехническое военное, беспартийный, служил на железной дороге техником. Распространял провокационные слухи о восстаниях и общероссийской контрреволюционной организации. Знаком с главарями заговора в Екатеринбурге, но все это отрицает. 21 июля 1921 года вместе с другими 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Кубитович Николай Николаевич 47 лет, бывший подполковник из граждан ..ограда, образование среднее, беспартийный, средства к жизни – служба. Инструктор Спортивных курсов в Колчедане, завхоз. Агентурой Чека ещё в половине апреля месяца замечено, что находящиеся на спортивных курсах белогвардейские офицеры Голованенко, Кубитович и Богаевский решили сделать заговор против Советской Власти и тесно связались с окрестным и местным кулацким населением, сделать восстание. Был посвящён в планы заговорщиков Голованенко и сам ездил несколько раз в Екатеринбург очевидно имея какие-либо поручения от организации, хотя цель поездки объясняет делами по службе. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Кузьминых Павел Григорьевич 32 лет, родился 28 августа 1888 года, из граждан Вятской губернии, образование 3 класса народной школы, беспартийный, пролетарий. До войны служил приказчиком у Бакакина, во время войны у Симанова, с 1920 года агентом химотдела Губсорнархоза. Обвинение в пособии контрреволюционной подготовке. Подозревается в краже и похищениях на складах Губсовнархоза. Как Березин, так и Кузьминых покупали и продавали оружие белогвардейцам и другим, последний продал «Браунинг» Огаркову. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным.

    Леньков Иван Яковлевич, сотник Деникинской армии, из казаков Донской области, образование среднее, беспартийный, средства к жизни – заработок. Управдел в Губотнаробе. Участник контрреволюционной организации, информирующий остальных белых офицеров о целях и времени восстания, ездил для связи с повстанцами в Туринский район. Говорил, что во главе организации стоят эсеры и меньшевики. В показании своём он свои слова приписывает сбежавшему белому офицеру Короткову. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Мальчевский Гавриил Тимофеевич 27 лет, Войсковой старшина Деникинской армии, из казаков Донской области, образование среднее, беспартийный, имущественное положение – личный заработок. Начальник Отделения по Операции Оперативного Отдела Приурво. Скрыл при допросе два чина полученных на службе в белой армии, назвавшись подъесаулом. Всё последнее время был в командировках, очевидно для связи с другими организациями, хотя сам лично участия в заговоре не принимает. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным.

    23  
    Дьячков Михаил Иванович 46 лет, подполковник старой армии, родом из Тифлисской губернии, образование высшее, сочувствующий РКП, имущественное положение – заработок. Служил Начальником Учебной части на курсах. Имел о контрреволюционной организации разговор с Богаевским, но видно взглядами не сошлись, т.к. по показаниям Платонова Богаевский в случае удачи своего дела обещал дать Дьячкову 100 розог. Приговор: Подвергнуть заключению в Исправдоме на один /1/ год, - как имевшего общение с заговорщиками и могущего при восстании стать на их сторону, - но ввиду не имения фактических данных в его виновности приговор считать условным и в исполнение не приводить впредь до совершения им какого-либо поступка против Советской Власти.

    Евсюков Иван Петрович 30 лет, подполковник Деникинской армии, из казаков Кубанской области, образование среднее, сочувствующий Советской Власти, средства к жизни – служба, занимается распространением провокационных слухов и подзадориванием офицерства против Советской Власти. Участие в заговоре отрицает. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Казанцев Владимир Яковлевич 44 лет, гражданин д. Бурниной, Колчеданской волости, Каменского уезда, беспартийный, малограмотный, из местных кулаков, знающий кузнечное дело, в последнее время заведующий сельско-хозяйственной ремонтной мастерской. Услышав о Ялуторовском восстании, проявил максимум деятельности для создания и подготовки организации у себя в уезде. Для этой цели держал постоянную связь с неким Калининым, представителем вооруженного отряда дезертиров, скрывающихся около Травянки, заводит дружбу и устанавливает связь с организаторами заговора на Спортивных курсах офицерами Голованенко и Богаевским, все время устраивающий у себя дома совещания главарей заговора и поддерживающий связь с окрестными волостями и уездами, самолично ездивший для связи в Каменск, Камышлов, Шадринск и другие места. Был командирован организаторами в Екатеринбург для привоза Генерала Перхурова. В бытность свою в Екатеринбурге ходил к архиерею за благословением на восстание против Советской Власти. И безбожников коммунистов, являясь последним - определённым и непримиримым врагом. Снабжал дезертиров продовольствием и обещался доставить таковое и для заговорщиков. Казанцев в своём показании почти полностью подтверждает, упорно не желая назвать связи в других местностях, где не обнаружены таковые. 21 июля 1921 года вместе с другими 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Казанцев Павел Яковлевич 36 лет, 1884 г.р., землероб знающий кузнечное дело, из граждан Каменского уезда, Колчеданской волости, д. Бурниной, малограмотный, нестроевой артиллерии, большесемейный, беспартийный, имущественное положение – ниже среднего. Был приглашён в организацию братом своим Василием Казанцевым, на что ответил, если мобилизуют, то он пойдёт. Как малосознательного крестьянина, вовлечённого в заговор братом его Василием Казанцевым, принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    22  
    Голованенко Василий Родионович 42 лет, в чине подполковника, образование среднее, родиной из Якутской губернии. Казначей Спорткурсов, беспартийный, имущественное положение – заработок по службе. Организатор Колчеданского заговора, державший связь с контрреволюционными казаками Челябинской губернии и обещающий к моменту восстания привести отряд таковых в Колчедан. Ездивший в г. Екатеринбург для переговоров в генералом Перхуровым и налаживающий связь с офицерами Шайтановым и Малыгиным, а чрез них и с эсеровской организацией. В показании своём Голованенко почти всё подтверждает, давая некоторым поступкам свои мотивировки. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Голованов Евстафий Иванович 22 лет, хлебопашец-средняк, из крестьян Кубанской области, окончил 2-х классное училище, беспартийный. Служил заведующим складом оружия на Спорткурсах. Состоял в организации и посвящён был в их планы. В приговоре Головинов Евстафий Иванович: 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Дахнов Михаил Николаевич 26 лет, есаул 4-го Донского полка, из казаков Донской области, беспартийный, образование среднее, имущественное положение – заработок. Служил заведующим Рабсилой Губтрамота. Пользуясь популярностью среди своих рабочих, хотел вести их к заговорщикам в Колчедан. В случае неудачи намеревался бежать. Знаком с большинством инициаторов заговора. В своём показании Дахнов прямое участие в заговоре отрицает, но о существовании такового знал. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Домогалов Ефим Степанович 30 лет, чиновник военного времени, бывший чиновник армии Колчака, из казаков Сибирского казачьего войска Омской губернии, Омский уезд станица Село-Озерская, образование – домашнее, средняк, беспартийный, по высказанным взглядам – эсер, служащий в Бюро Цас. Знал об готовящемся восстании в Екатеринбурге и побеге офицеров, также был поставлен в известность о существовании эсеровской организации от своего сожителя по комнате Быкова, в показании своём ссылается на свою незаинтересованность политикой и сведения какие знает – даёт туго, осторожно, стараясь не сказать лишнего. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным.

    21  
    Буров Петр Васильевич 27 лет, Войсковой старшина Деникинской армии, из казаков Донской области, беспартийный. Секретарь Губтрамота, ездил к Богаевскому и обещал послать реальную силу около 300 человек работающих по разгрузке на железной дороге. Держал связь с генералом Перхуровым и вербовал членов в контрреволюционную организацию, что и подтвердил своим показанием. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Булыгин Иван Михайлович 40 лет, из рабочих Нижне-Тагильского завода, образование низшее, столяр, беспартийный, агент (слово агент ручкой, а остальное печатно) Кустарного отдела Губсоюза. Арестован 18 июня 1921 года, з. Верхне-Туринский. Знаком более с Огарковым, Рахмановым и Тимофеевым и предлагал им съездить в Невьянский завод за револьверами и винтовками. Очевидный противник Советской Власти. Вину не признал. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. Освобожден из лагеря 10/3-1922 г. комиссией по разгр.местн.заключ.

    Васильчиков Иван Васильевич 27 лет, поручик белой армии, из граждан Курской губернии, образование среднее, беспартийный, средства к жизни – заработок. Писчик у Военкома Спорткурсов в Колчедане. Жил совместно с … Слышал о восстании и заговоре и знал что в случае неудачи ..й и Платонов хотели бежать в Башкирию. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным.

    Воеводин Егор Тимофеевич 29 лет, из крестьян Пермской губернии, земледелец, беспартийный, средняк, малограмотный. Состоял в организации и вербовал в таковую других. В показании своём старается в оправдание себя показать лиц более виновных. Говорил об организации в пьяном виде Блинову. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Возчиков Иван Иванович 31 года, земледелец – среднего, малограмотный, беспартийный, состоял членом организации и знал о её планах, хотя виновным себя не признает. Хозяина квартиры, в которой жили бывшие офицеры. Завербовал Блинова. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Волков Александр Федорович 34 лет, бывший прапорщик, бывший офицер колчаковской армии, из граждан ..теринбургской губернии, образование среднее, беспартийный, средства к жизни – заработок. Учитель с. Колчедан. Был арестован для регистрации и 1 февраля 1921 года был направлен в ряды Красной Армии. Инструктор «Хоружественной секции» при Спорткурсах. Вторично арестован. Подозревается в участии Колчеданского заговора, но в показании своём таковое отрицает. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. Освобождён пост. Губ.отдела ГПУ 25/7-1922 г.

    20  
    Блинов Николай Александрович 23 лет, подпоручик, из граждан Вятской губернии, беспартийный, образование среднее, имущественное положение – среднее, Начальник Строевого обучения на Спортивных курсах. Слышал об организации в пьяном виде от Воеводина, но серьёзного внимания не обратил, хотя после и разговаривал с некоторыми офицерами, как например с Дьячковым и др., но определённого ответа не получил, очевидно считался ненадёжным. Ввиду отсутствия обвинительного материала, как не служившего в Белой армии и считавшегося у заговорщиков неблагонадёжным, а так же принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Богаевский Владимир Николаевич 30 лет, Войсковой старшина белой армии, из казаков Донской области, учитель фехтования Спортивных курсов, образование среднее, беспартийный, имеет 75 десятин земли. Деятельный участник Колчеданской контрреволюционной организации, державший связь с офицерами Буровым и Бойко, проживающими в Екатеринбурге, и привлекшего в организацию хозяина квартиры гражданина Возчикова, который тоже в свою очередь вербовал членов в таковую, например Блинова. В показании своём Богаевский В.Н. всё подтверждает и заявил себя открытым и непримиримым врагом Советской Республики. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Бойко Петр Яковлевич 33 лет, подполковник Деникинской армии, из казаков Кубанской области, образование среднее, имел 20 десятин земли, беспартийный. Ездил с Буровым в Колчедан, о существовании контрреволюционной организации знал, равно и о предполагавшемся плане и действии, что своим показанием подтверждает. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Бондаренко Григорий Никитин 43 лет, подпоручик старой армии, из Орловской губернии, образование 5 классов Гимназии, беспартийный, хлебопашец, средства к жизни – заработок. Живёт в с. Колчедан. Комендант Хозкоманды (комендант зданий) на Спорткурсах в Колчедане. Скрывал сына дезертира красноармейца и знаком с организаторами Колчеданской организации Голованенко и другими, вёл разговоры с Шаблаковой, но своё участие в заговоре и знание о таковом отрицает. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. Освобождён 21/2-1922 г. комиссией по разгр.местн.заключ.

    19  
    Другие обвинённые.

    Авдеев Алексей Васильевич 24 лет, сотник белой армии, из казаков Омской губернии, образование 5 классов гимназии, беспартийный, казачий удел земли и сельское хозяйство. «Он состоял в отряде Анненкова, и когда под натиском Советских войск в Семипалатинской области им пришлось переходить Китайскую границу правее г. Чебачук, через ущелье Тарбагатайского хребта, то Анненков укрепился и постановил орудия Югозападнее деревни Сельке, отослал самых лучших людей, сделал у повозок двойные дна и спрятал туда пулемёты и винтовки, а два тяжёлых шестидюймовых орудия зарыл в землю в 2-2,5 верстах западнее дер. Сельке, где самая высокая вершина Тароагатайского хребта около Джуготарских ворот. Остальное орудие и негодное оружие сдал Китайским властям и сам с 1000 человек поселился верстах в 50-60 от Русской границы. Левее их перешёл Китайскую границу с 1200 человек генерал Бахич, где и остался не подалеку». «Авдеев оттуда с двумя офицерами и 7-ю казаками сдался Красным войскам и, попавшим в Екатеринбург, сговаривал Огаркова и других сбежать к Анненкову и Бахичу, предварительно собрав сведения о контр-революционных организациях, их главарях, о боевых и запасных частях Красной армии, пехотных, кавалерийских и артиллерийских, дабы эти сведения при приезде сообщить генералу Анненкову или Бахичу». Служил К-ром эскадрона 20-х Кавкурсов. Знал о заговорщиках в Екатеринбурге, что и сам в своём показании не отрицает. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Анохин Иосиф Афонасьевич 28 лет, подпоручик белой армии, родом из Кубанской области, сочувствующий Советскому строительству, из мастеровых (каретник). В настоящее время служащий Губтрамота. По словам Бурова знал о контрреволюционной организации, но сам это отрицает. Анохин прослужил около 2-х лет в Красной Армии на разных ответственных должностях. Был представлен к ордену Красного Знамени 3-й степени. Ввиду того, что он прослужил около 2-х лет в красной армии и имеет орден Красного Знамени, ввиду отсутствия обвинительного материала, принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Антипанов Михаил Филиппович 24 лет, Корнет, из граждан Оренбургской губернии, образование среднее, беспартийный, служил в Райруде завподотделом при отделе Снабжения. Участник заговора, выразившийся про себя так, Сколько волка ни корми, а он всё в лес смотрит. При обыске обнаружена переписка Антисоветского характера, 2 экземпляра стихотворения «Узник» с рисунками двухцветного знамени с полумесяцем и ещё один рисунок-сатира на коммуну. В показании своем Антипанов себя виновным не признает. 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Бакакин Сергей Осипович 32 лет, из граждан г. Екатеринбурга, около 5 классов реального училища, беспартийный, бывший буржуа, бывший рядовой красноармеец, эвакуировался с белыми, род занятий в настоящее время – письмоводство. Допрашивается в связи с поиском пулемётов, спрятанных в магазине. Имеет знакомства с белогвардейскими офицерами, узнаёт, где скрыто оружие или у кого находится на руках и рекомендует продавать таковое противникам Советской Власти. При обыске обнаружены несколько подозрительных адресов и «декрет о любви» что показывает, что Бакакин непримиримый враг Советской Власти и агитировал провал против неё. В приговоре Бакакин Сергей Васильевич, 21 июля 1921 года вместе с 30-ю офицерами приговорён к расстрелу.

    Березин Алексей Степанович 38 лет, из граждан Нижегородской губернии, образование – партшкола, беспартийный, средства к жизни – заработок. Заведующий складом Губрасмета №3. Место жительства г. Екатеринбург, ул. Усольцевская №109, кв.1. Больной параличом. Занимался скобяными изделиями. Продавал револьвер офицеру Кузьминых, уже привлекался раньше к ответственности за контрреволюции. Был арестован 31 октября 1920 года Губчека. Позже был арестован 23 июня 1921 года. При обыске обнаружен «револьвер системы Смит-Виссон с 5-ю зарядами», который был конфискован. Этот револьвер, похоже, единственное оружие, реально конфискованное обвинителями. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным. Освобождён из лагеря 22/2-1922 г. комиссией по разгр.местн.заключ.

    18  
    Кашлаков Филипп Борисович 24 лет, бывший прапорщик, из граждан Рязанской губернии, образование – 4 класса Городского училища, беспартийный, счетовод, служил адъютантом на пехкурсах. Имел общение с главарями заговора, но участие в таковом отрицает. Служил в Красной армии.
    В деле на л.55: Кашлаков Филипп Васильевич 1897 г.р., из сельца Байчица Рязанской губ., адъютант в пехоте, арестован в Екат.Тихв.мон-ре. Он же и подвергнут приговору, несмотря на то, что указан в заключении как Кашлаков Филипп Борисович. Приговор: Подвергнуть заключению в Исправдоме на один /1/ год, - как имевшего общение с заговорщиками и могущего при восстании стать на их сторону, - но ввиду не имения фактических данных в его виновности приговор считать условным и в исполнение не приводить впредь до совершения им какого-либо поступка против Советской Власти.

    Замулла Григорий Федорович 36 лет, подпоручик Деникинской армии, образование – музыкально-педагогическое, учитель музыки, беспартийный, служивший капельмейстером 20 Кавкурсов. То же что и Кашлаков. До своего ареста был в 2-х месячной командировке в г. Анапе. Принимая во внимание приказ ВЧК №10 дело прекратить и считать его оправданным.

    Крючков Григорий Трифонович 33 лет, сотник белой армии, из казаков Донской области, образование среднее, народный учитель, беспартийный, средства к жизни – служба. Знаком с некоторыми членами заговора, замечал их подозрительное поведение, но умолчал. В приговоре он указывается как Крюков Григорий Тимофеевич. Приговор: изолировать и отправить в концентрационный лагерь сроком на пять /5/ лет, - как имевшего близкое общение с заговорщиками и знавшего о контрреволюционных организациях, но умолчавшего об этом, а потому являющимся подозрительным.

    Щербаков Борис Михайлович 27 лет, бывший подпоручик, из граждан Подольской губернии, образование высшее, беспартийный, профессия юрист, средства к жизни – заработок, заведующий Учебной частью Арткурсов. Ближайший помощник по контр-революционной организации подполковника Роше, Который предпоручил ему надзор за предполагаемым агентом ВЧК. Знаком также и с другими заговорщиками, хотя сам участие в заговоре отрицает. 21 июля 1921 года вместе с другими 30-ю офицерами приговорен к расстрелу.

    1-10 11-20 21-27
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    История храмов Екатеринбургской епархии © 2018